Погода

МОЙ ПРАДЕД ЛЕОНИД СЁМИН

Красноармеец Леонид Васильевич Сёмин – один из миллионов солдат, ушедших на фронт Великой Отечественной, не вернулся с той страшной войны. Он отдал свою жизнь ради нашего будущего, ради мира без фашизма. Сегодня нам трудно представить те далекие годы. Война не пощадила ни одну семью. Из восьми родственников прадеда, ушедших на фронт, вернулись только двое. А дома, в тылу, их жены и дети боролись с голодом, холодом и разрухой, непосильным трудом помогая близким победить врага. Это были страшные, суровые годы…

Леонид Сёмин родился в деревне Левино Рыбинского района в 1911 году. В довоенные годы работал в лесничестве. Жили небогато, натужно, как и все в деревне. В июле 1940-го Леонид женился на Татьяне Тихомировой. Первое время жили у родителей мужа – прямо в сенях, пока не наступили холода. Отношения молодых с родителями были прохладными. Мачеха забрала у Леонида даже нижнее белье, дескать, пусть сами добро наживают. Из всей одежды у него была только форма, выданная в лесничестве. Перед войной Леонид начал рубить свой дом, но не успел его достроить.
В июле 1941-го Сёмина призвали в армию и направили в Рыбинск, где формировались подразделения для отправки на фронт. Ему было 30 лет, жена Татьяна ждала ребенка.
При отправке эшелонов на железнодорожном вокзале Рыбинска творилось такое, что трудно описать словами. В вагоны грузились солдаты, они шли через толпу провожающих родных. Люди плакали, кричали, женщины выли в голос. Через несколько дней, 31 августа, Татьяна родила сына Владимира.
А его отец в это время был уже далеко от дома. Солдат перебрасывали со станции на станцию – ближе к Ленинградскому фронту. В сентябре от Леонида пришло письмо, что всех призванных земляков разбили по разным взводам. Из Киндяковского сельсовета во взводе остались двое – он и Мишенькин из деревни Кулаково. После станции Угловка встали в 50 километрах от фронта.
93-й отдельный батальон снабжения станций, взвод связи. Красноармеец Сёмин через день ходит в караулы. Письма доходят плохо.
«Здравствуй, дорогая семья: Таня и сын Владимир. Шлю вам свой красноармейский привет. Пишешь, чтобы я приехал растить сына. Я приеду домой, когда победим врага. Сходи к дяде Васе и попроси его, может, он тебе заделает рамы. А денег нет, тогда продай что-нибудь из моего. Таня, если не продала дранку, отдай нашим, а то мне отец пишет, что стенка гниет, надо крыть. Из-за таких пустяков не надо ссориться. Мало ли, что было. Теперь не время. Таня, я тебе не всерьез пишу, не сердись на меня. Папа мне пишет, что ты его не считаешь дедушкой. Конечно, ему обидно. Я получил зимнюю одежду, теперь стало потеплей. Хватит ли сена на зиму и хлеба, много ли нынче получили в колхозе? От фронта я далеко. Побывал бы дома, посмотрел бы на вас, но наша задача – работать и снабжать свою армию. Печки у вас нет, сложи из кирпича – может, где найдешь».
4 декабря 1941 года. Послано с Михайловым из деревни Лаврово.
«У вас холодно – нет рам и печки. Как вы? Хочется побывать дома, но вряд ли придется, дело темное, Таня. Закажи рамы, я был бы спокоен. Как у моего сына здоровье, как он растет? Посмотреть бы на вас теперь. Хватит ли сена и хлеба? Не работай до лета – а там будет видно. Нас хотят отправить на фронт, но неизвестно когда. Отпишу. Одежду выдали теплую: фуфайку, ватные брюки, шапку, варежки и теплое белье. Скоро дадут валенки. У нас все одно и то же – наряды через сутки и работа. Если буду в городе – пришлю фотокарточку. Очень скучаю по дому, я ведь здесь один. Позавидуешь, кто дома. Как тебя наши, не обижают ли? Все отпиши, ничего не скрывай от меня. Ты знаешь – какой я был для тебя. Я знаю – какая ты была для меня. Я тебя любил, и буду любить.
Заходит ли мамаша? Отпиши. В письмах лишнего не пиши. Адрес сменил: Действующая армия, полевая почта 754–463, 3 рота, санитарному инструктору Сёмину Л.В.»
18 декабря 41-го:
«Из Угловки на фронт уезжают 250 человек из нашего батальона. Получил письмо, но не ответил – был в дорогах. У вас холодно, хочешь, переберись к мамаше, если она не против. А для меня все одно – помочь я тебе ни чем не могу. Таня, я если не вернусь домой, то оставь мое ружье на память сыну Володе. Сегодня в 9 вечера поедем. Писал – торопился. Станция Ильино, Гороховецкая, ж/д, почтовый ящик 208123».
И это было последнее письмо Леонида Васильевича. Он погиб в бою под Ленинградом. В апреле 1942 года жене пришла похоронка: «Ваш муж Сёмин Леонид Васильевич в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 14 февраля 1942 года. Похоронен в лесу 4 км северо-западнее станции Грузино Ленинградской области».
Долгие годы семья не знала точного места захоронения, делали запросы в военкоматы. И только в 1985 году Куйвозовский сельсовет Всеволожского района Ленинградской области прислал ответ. Фамилия солдата Сёмина занесена на мемориальную доску братского захоронения на станции Грузино.
Почтить память приехали его сын и внук. Сын Владимир Сёмин пошел по стопам отца – всю жизнь проработал лесником, был заядлым охотником. А внук Олег – мой отец, военный офицер, капитан 2 ранга, командир дивизиона движения, механик Тихоокеанского флота.
Над братским захоронением воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны, на станции Грузино установлена скульптурная группа, отлитая в металле, – солдаты, возлагающие венок. Перед постаментом надпись «1941–1945» и гранитная плита. Территория захоронения огорожена. От шоссе к нему ведет дорожка со ступенями. Всего на захоронении 47 мраморных плит, на которых увековечены 1180 человек. По данным общества «Мемориал», в братской могиле захоронено 1264 человека.
Вечная память всем воинам, отдавшим жизнь за Родину!

Алексей СЁМИН


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Архив номеров

Смотреть остальные выпуски >>>


Адрес редакции газеты:
152903, г.Рыбинск, ул.Кирова, 4, кв. 1
Тел.: 8(4855)25-32-57, 8-901-199-6257
mail: dompechati@mail.ru

Фото