Погода

КОГДА НАПАДАЕШЬ НА СЛЕД…

Биография одного из лучших сотрудников уголовного розыска, майора полиции Михаила Самойлова тесно связана с Рыбинским районом. Здесь он окончил школу и начинал трудовую деятельность трактористом, здесь работает и сейчас – исполняющим обязанности начальника уголовного розыска отдела полиции «Волжский». Этот отдел полиции, кроме городской черты, обслуживает территорию Арефинского, Глебовского и Огарковского поселений.

Среди коллег Самойлов пользуется беспрекословным авторитетом. У него консультируются, спрашивают совета, и его слово – всегда закон. Преступники не только боятся Самойлова, но и уважают его – здороваются на улице, поздравляют с праздниками, и даже присылают СМС с зоны. Говорят, что имя Самойлова в преступном мире звучит как бренд. Если он взялся за дело – все будет по справедливости. Но вошедший в кабинет пресс-службы мужчина оказался совсем не похож на «железного опера» и начальника. Открытая добродушная улыбка, гражданская одежда, живые и горящие глаза.
– Да я начальником всего два месяца, лучше про жен наших напишите, – отшучивается Михаил Самойлов. – Про них никогда не пишут, а они – тоже достойны. Терпят всё: вызовы среди ночи, нехватку времени на семью. Словом, служат вместе с нами, живут нашей работой, обеспечивая надежный тыл, воспитывая наших детей. Это не каждая сможет – я бы ордена давал.

– Михаил, а как вообще опера находят идеальных жен – при такой занятости?
– Это кто как. Я, например, на работе нашел.

– Так на вашей работе можно встретить либо потерпевшую, либо преступницу…
– Не угадали, – смеется Самойлов. – В 2003 году работал я в ГОМ №5 в Копаево. У одного участкового была сестра. Девушка видела службу брата, поэтому примерно представляла – за кого замуж предстоит выйти, и в дальнейшем моя постоянная занятость не была для нее сюрпризом. Да и в бытность работы оперуполномоченным уголовного розыска границы между отдыхом и работой были весьма условные.
Вот, например, пошли мы с женой и ребенком на рынок в выходной. А там мужичок ходит по рядам с большой такой сумкой и предлагает всем какие-то игрушки купить. Ну, ходит и ходит, мало ли, особенности маркетинга, покупают может лучше. К нам подошел, машинку протягивает, мол, купите сыну. А у меня в голове уже щелкает. Позвонил ребятам – точно: в «Радуге» магазин игрушек ночью обокрали. Взял у дяди машинку, покрутил в руках, а там ценник «ИП такой-то». Картинка и сложилась. Пришлось шопинг отменить и доставить продавца игрушек в отдел.

– А жена с сыном куда?
– Купили, что надо, да уехали домой. Или вот еще. Однажды я с ног сбился, разыскивая одного жулика. Все время по его пятам шел, а он у меня из-под носа уходил – так обидно. В общем, наметки оставались, и решил я отложить это дело на завтра, поскольку жене было обещано, что мы с ней сходим в кино. Собрались. Пока машину заводил, что-то мне в багажнике понадобилось, залез туда, роюсь. И вдруг по плечу кто-то сзади: «Дядя, дай на пиво». Оборачиваюсь – он. Парень меня в лицо не знал, да и лица-то сзади не видно, а я его фото хорошо изучил. Культпоход пришлось отменить, а вместо жены сажать в машину жулика. Такое вот кино получилось.

– Вот, кстати, о кино. Вопрос о фильмах про ментов, наверняка ведь, все задают…
– Я больше книги на эту тему люблю. Корецкого, например. Из фильмов белее-менее правдивые только первый сезон «Убойной силы» и «Метод Фрейда», и то там есть моменты, которые я бы исправил. А вот когда смотрю «След», смешно становится – так у них там все быстро. Если бы все преступления раскрывались, как там показывают, мы бы давно преступность победили.

– А до победы долго еще на самом деле?
– А что-то уже и победили, можно сказать. Преступность постоянно меняется, совершенствуется, приспосабливается к современным условиям. Старые опера рассказывали, как во времена советского дефицита очень распространены были грабежи пыжиковых, а потом норковых шапок – срывали их с головы и убегали. Кому нужны сейчас пыжиковые шапки, кто станет их воровать? В 1990-е – начале нулевых лидировали квартирные кражи, кражи из магазинов. Тащили все – от телевизоров до «сникерсов». Мы бегали, раскрывали, до суда доводили целые преступные группы. И когда всех пересажали, действительно, победить удалось. Сошли на «нет» такие кражи.

– Но эти квартирные воры, наверное, сейчас уже вышли из зоны, почему бы не взяться за старое…
– Да, вышли, но их время прошло – преступность стала другой, я бы сказал – высокотехнологичной. Сейчас в квартиру если и идут, то только по наводке, зная, за чем. Ведь существует риск нарваться на охранную сигнализацию, а взять-то, может, и нечего. Опять же, все эти телевизоры сейчас дорого не продашь. Поэтому преступники теперь предпочитают, чтобы граждане отдавали им деньги сами, причем дистанционно и добровольно – на смену кражам приходят мошенничества. В первую очередь, это банковские карты, с которых выманивают деньги с помощью всевозможных уловок. Доверчивый гражданин сам в телефонном разговоре называет все секретные коды и лишается денег. Раскрывать такие преступления очень непросто, но мы раскрываем. Потому что современный опер, полицейский должен обладать такими знаниями, чтобы всегда идти на полшага впереди преступника.

– Михаил, вот вы работаете в полиции 22 года, что вообще двигает теми, кто вот так постоянно учится, совершенствуется, пытается опередить мысли преступника?
– Адреналин. Это когда нападаешь на след, задерживаешь. Причем, не важно, что за преступление. Ощущения одни и те же – ты это сделал: освободил общество от злодея, справедливость восторжествовала. Я вот не скажу, что, когда на заре своей карьеры мы с поличным выкидывали из автобусов карманников, укладывая их на асфальт, и сейчас, когда приходишь «тихо и буднично» к мошеннику, ощущения разные. Все то же самое – вор должен сидеть в тюрьме. Распутывать, думать, анализировать – я с детства мечтал об этой работе, и мечта сбылась. Теперь моя работа совпадает с хобби.

– А как удалось осуществить мечту, как шли к ней?
– Заканчивая Сретенскую школу, выпускное сочинение я написал на тему «Кем я хочу быть и почему?» о будущей работе в милиции. Учился я неплохо, много читал, но после школы сразу устроился на работу в колхоз трактористом, дальше учиться не пошел. Трудные времена настали – безработица, невыплата зарплат. Потом армия, отслужил, устроился в котельную, но свою мечту не оставил. Решили с другом пойти в ОМОН, долго тренировались, чтобы сдать нормативы по физподготовке. И в мае 1996 года я пришел в ОМОН. Позже закончил заочно школу милиции и Смоленский филиал Московского университета МВД России. Были две командировки в Чечню, но мне повезло – все было спокойно. С начала нулевых – в уголовном розыске. Здесь тоже не было ни стрельбы, ни погонь, оружие не пришлось доставать ни разу, ведь сильному оружие не нужно, а слабому оно не поможет. В работе помогали советы моих наставников Владимира Ильина, Михаила Соловьева, Олега Васильева и других. Это настоящие опера, легенды уголовного розыска Рыбинска, я очень ценю, что мне довелось с ними работать бок о бок.

 

– А какое раскрытое преступление больше всего запомнилось?
– Кражи купюр из банкоматов. Причем, раскрывать его было интересно, поскольку оно было одним из первых «высокотехнологичных», а преступник еще и пытался запутать следы. Один из банков заметил существенную разницу между выданными средствами и списанными по операциям. Недостача, а было это в начале нулевых, составила космическую сумму по тем временам – около шести миллионов рублей. Сначала думали, что работает целая преступная группа, потом грешили на инкассаторов, затем на сотрудников банка. Путем анализа мы вычисляли всех, кто мог быть причастен. И нашли. Схема была такой. Когда инкассаторы привозили кассеты с деньгами, появлялся техник банка, который знал время их приезда. Он говорил, что настраивает банкомат, а сам открывал его и делал вид, что закрыл на ключ. Когда инкассаторы уезжали, техник открывал незапертую дверцу и по одной купюре доставал из кассет деньги, а чтобы сбить следы – рассверливал замок.
Долго мы колдовали над тем преступлением. Все осложняло нам работу – и банк в Ярославле находился, и недостачу они заметили, спустя приличное время. Но нет темных преступлений, есть плохо отработанные – так говорил мой начальник Михаил Соловьев. Практически любое преступление возможно раскрыть, нужно только постараться.

– Говорят, преступления, совершаемые в сельской местности, трудно раскрыть.
– Не всегда так. Чаще всего на селе все на виду, все знают все друг о друге, поэтому найти ниточку и потянуть за нее бывает проще. Однако на селе люди живут простые и часто сами провоцируют воров – оставляют без присмотра дорогой электро- и бензоинструмент, лодочные моторы. Вот как тут жулику быть? И не украл бы, а добыча сама в руки просится. Расстояния большие, вычислить злодея труднее, тем более, если кража совершена давно. Поэтому все свое имущество хранить нужно в надежном месте – меньше будет проблем.

Беседовала
Светлана БУДИЛКОВА


Добавить комментарий

Архив номеров

Смотреть остальные выпуски >>>


Адрес редакции газеты:
152903, г.Рыбинск, ул.Кирова, 4, кв. 1
Тел.: 8(4855)25-32-57, 8-901-199-6257
mail: dompechati@mail.ru

Фото